Меню сайта
Категории раздела
Статьи и мнения [5]
РУСЬ [2]
История Руси до 20-го века
Советская Россия [3]
Всё связанное с Русью начиная с 20-го века до 1990 года
Крестьянство [3]
Материалы о проблемах и путях их решения в сельском хозяйстве.
Минин О.М. [6]
Позиция Минина О.М.
Уничтожение народного хозяйства. [3]
О том как нас лишили самодостаточной страны и поставили в зависимость от импорта.
ПРЕДАТЕЛЬСТВО НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ. [14]
О самом мерзком явлении развившемся в нашем обществе - о предательстве Родины.
ПРАВОСЛАВИЕ. [5]
Аналитика [2]
Православный социализм [3]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » О России » Минин О.М.

МОНАРХИЗМ И СОЦИАЛИЗМ.

"О необходимости соединения идей монархизма и социализма в будущем Русском образе жизни."

Полковник Квачков В.В.

  Единой и общепризнанной концепции – замысла образа жизни Русского и других коренных народов в грядущей России пока не существует. Думается, что сейчас его и не может быть: наш новый образ жизни будет во многом формироваться уже в ходе будущего национально-государственного строительства. Он будет по-живому, в действии складываться тогда, когда мы, русские, выйдем на свой собственный путь национального развития и опять, с новой силой будем делать то, что до нас никто и никогда не делал. Господь провёл нас сквозь крушение наших великих государств-предшественников – Российской Империи и Советского Союза, - что бы мы, согласно Его Промыслу, построили ещё более великое. И мы обязательно исполним свой земной долг и сделаем это.

Да, сейчас грядущий Союз Великой, Малой и Белой Руси – России – Малороссии-Белоруссии – виден лишь в общих чертах, и по его некоторым сущностным характеристикам нет общего мнения. Да, и не надо… Разномыслие сейчас нужнее единомыслия. Единство потребуется в приближающемся деле освобождения России, а не в словах теории о её будущем. Однако, разномыслие, столь необходимое в данном огромном и сложном вопросе, не должно нас отпугивать и быть препятствием для ведения дискуссии. Это положение относится как к концепции русского православного социализма, так и к идее соединения в будущей Русской России монархической формы правления и социалистического уклада народнохозяйственной жизни, сторонником которой я являюсь. Поскольку тезис о якобы невозможности сочленения в государственном устройстве России самодержавия и социализма нередко встречается у людей в моей переписке, решил ответить уважаемым оппонентам в тезисной форме.

В научно-публицистической среде непринято в дискуссии отсылать оппонента к аргументам, изложенным ранее в своих книгах и статьях. Однако, затронутый вопрос требует в защиту моей позиции сложной, объёмной и системной совокупности доказательств, привести которые в нужной мере у меня, по понятным причинам, нет. Поэтому частично нарушу правила дискуссионной этики и попрошу читателей обратиться к аргументации, которую привёл в книге «Русская революция неизбежна».  В главе VII «Основы восстановления и учреждения русского образа жизни в переходную эпоху после революции» рассматривалась единственно верная формула Русского образа жизни «Православие – Самодержавие – Народность» применительно к условиям 21 века, а переходная эпоха продолжительностью 30-40 лет принималась, как приготовление пути грядущему самодержавному Государю Российскому.

По моему мнению, самодержавная Россия 21 века есть продолжение исторической 1000-летней христианско-советской государственности. (Наш дохристианский период пока заключим в эти скобки). Нынешняя Российская Федерация является одновременно переходной, остаточной и рудиментарной формой Российской Империи и Советского Союза. Мы должны переболеть этой государственной химерой и выйти на путь строительства православной державы с учётом ошибок, допущенных нами на пройденных участках национального развития. Каковы же главные уроки из них?

Началом политического конца монархической государственности стал подписанный Царём Николаем II 17 октября 1905 года Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», в котором провозглашался переход к партийно-парламентской форме народного волеизъявления и избрания на этой основе законосовещательного и представительского органа в лице Государственной Думы. Россия тогда стояла на исторически- судьбоносной политической развилке: налево – наезженная дорога в хвост европейскому парламентаризму; направо – неведомый путь продолжения и развития унаследованного от предшествующих поколений самобытной российской государственности на основе земельно-приходского (территориального) и сословно-ремесленного (трудового) принципов формирования органов народного представительства и волеизъявления. Спонтанное появление вначале в Иваново-Вознесенске, а потом и в других местах Советов рабочих и крестьянских депутатов было недвусмысленным сигналом власти и ясной подсказкой необходимого направления развития уже «советского земства». Самодержавная царская власть наверху и советское земское самоуправление на местах внизу могли создать не сокрушимую никакими революциями Богоданную царскую советскую самодержавную и одновременно народную национально-политическую государственную систему. По существу это обозначало бы постепенное введение православного социализма сверху. Не получилось. И в 1917 году русский социализм попёр наверх снизу.

Революция смешала и развела в противоположные стороны  основополагающие сущности российской государственности: религиозно-миростроительную и социально-экономическую. Начавшаяся гражданская война, как казалось, окончательно пресекла и выгнала полуправду самодержавно-капиталистической России, уже утратившей способность вместить в себя всю полноту праведного русского образа жизни, и вывела страну на путь другой, победившей полуправды, которая при всей своей неполноте являлась необходимым продолжением исторического пути  русского и других народов Российской Империи. За полную правду бились в братоубийственной войне наши белые и красные прадеды-воины, но так и не обрели её полностью, разрубили шашками и каждый взял доставшуюся ему часть. Пока мы не воссоединим рассечённое историческое тело российской государственности, не срастим вновь кровоточащие социальные шрамы и раны и мироточивые христианские мысли-образы о русском земном предназначении, мы не сможем сконструировать и построить необходимое нам здание  российской государственности 21 века.

В прошлом  нет ответа, там есть только подсказки, и возвращаться в прошлое бессмысленно. Второго Советского Союза не будет, да и не надо. И.В.Сталин довёл советскую атеистическую государственность до максимально возможного пика её могущества; дальнейшего пути больше вверх без Бога уже не было. Советская государственность погибла, поскольку исчерпала себя духовно. Не будет и Второй Российской Империи с династическим монархическим абсолютизмом наверху и социальной несправедливостью внизу; эрзац-копия такого общественного устройства уже проявилась на нынешнем государственном дворе. Нам необходимо взять из исторического опыта нашей государственности те её свойства, которые подтвердили свою истинность и доказали соответствие русскому образу жизни – необходимо соединить религиозно-самодержавное основание российской государственности с её социальной, русской, социалистической справедливостью. Искать истинно русское в прошлом можно и нужно, возвращаться в государственно прошедшее время нельзя. Как одновременно нельзя разорвать саму русскую, российскую историю.

Хватит кидать камни в историю России и Советского Союза. Эти камни полетят в предков каждого из нас, причиняя им боль. Всё, что совершили прежние русские, советские поколения – и  высокое, и низкое – делали мы нынешние и лично каждый из нас через своих отцов, матерей, дедов и бабушек, других родичей.

История русского народа есть материальная объективация нашего национального духа. Соответственно, русский дух имманентно проявлялся в исторической практике государственного строительства в каждый предшествующий период и каждый из которых был и остаётся нужным звеном в неразрывной исторической цепи развития России. Эта историческая практика основывалась на избранной нашими предками в своё время в системе духовно-религиозных (атеистически-нравственных), политических, экономических и других идеологических взглядов

На строительной площадке перед будущей горой-пирамидой российской государственности 21 века, на вершину которой потом поднимется и встанет Государь, лежат различные фундаментальные блоки, некоторые готовые и полусобранные конструкции и отдельные груды кирпича в основном двух идеологических цветов: красного, по-сталински социалистического и белого, православно-монархического. Кое-что для стройки пригодится и можно будет взять из либеральных развалин, условно говоря, болотного цвета, но существенного значения эти обломки иметь не будут. Всё это уже сейчас находится на черной русской земле (поэтому, кстати, считаю, что будущий государственный флаг должен быть бело-красно-чёрным: белый – Божий свет сверху на красавицу-Красна Девицу Россию, живущую и трудящуюся на черной Мать-Сыра-Земле).

Идеологический сплав должен отвечать на три вопроса и включать три основные составляющие: национальную, морально-этическую и социально-экономическую. По моему мнению, таким сплавом является идеология под названием русский православный социализм. Безусловно, это очень сложный сплав не только идеологических течений, но и всей человеческой мысли. Однако простых решений в России не было и раньше, не будет ни сейчас, ни в будущем. Увлечённость простыми решениями – уберём самодержавие или руководящую роль КПСС и всё наладится – привело нас к катастрофам 1917 и 1993 гг.

Любая политическая конструкция, в том числе конструкция имперской государственности, должна быть устойчивой как к внутренним, так и внешним помехам и воздействиям. Идеология русского православного социализма, образно говоря, представляет собой треножник, придающий устойчивость государственной политической системе, опирающийся на национальные, духовные и социальные столпы общества. Как показала историческая практика, равновесие можно удерживать какое-то время, стоя на двух опорах  имперской государственности, но сильный толчок или ослабление одного из столпов ведёт к падению империи.  Российская империя не устояла, потеряв общественную опору социально-экономической  справедливости. Советский Союз смогли свалить извне только после утраты внутреннего духовного единства народа и власти, несмотря на имевшуюся,  пусть и с огрехами, социально-экономическую справедливость. Утихшее или нарочно погашенное после Великой Отечественной войны русское национальное чувство в паре с атеистической теплохладной духовностью, растерявшей свой первичный революционно-строительный энтузиазм, придали потребительский крен политической системе, в сторону которого и свалили СССР. Свёртывание русскости и усиление атеизма выполнили роль двух троянских ворот, через которые мировое жидовство проникло в советскую государственность и в конце концов повалило её.

Совокупное воздействие всех трёх сфер – духовной, политической и экономической -  на государственное устройство и его деятельность всегда имело и будет иметь место в любом государстве и при любой форме государственной власти. Вместе с тем, взаимосвязь и взаимное влияние одних условий государственной жизни на другие не являются жёсткой и неразрывной и каждая сфера имеет своё достаточно самостоятельное и не зависимое от других поле действия.

Это утверждение в полной мере относится и к взаимосвязи монархизма, как формы государственной власти с различными общественно-экономическими укладами, что подтверждает вся человеческая история. Монархическая форма правления существовала уже в рабовладельческих Вавилоне, Древнем Египте и Римской Империи. Рабовладение как общественная формация, кстати, вполне сочленялась и с республиканской формой правления в том же Древнем Риме, как после изгнания в 6 веке до нашей эры царя Тарквиния Гордого, так и в более поздние времена, не говоря уже о Древней Греции, где это сочетание рабовладения и демократии было сплошь и рядом. Установления в 4 веке христианства в качестве государственной религии в Риме так же не стало препятствием для союза кесаря с Богом. Более того, замена сакрально-религиозных оснований императорской власти с языческих на христианские не только не отменило, а укрепило последнюю. Известный союз и взаимодействие государства и власти с духовно-религиозной сферой общественной жизни продолжился в новых условиях. Таким образом, с самого начала появления государства ни монархия, ни республика, как явление политической сферы не были жёстко и неразрывно связаны с явлениями экономической сферы – с рабовладельческим укладом общественно-экономических отношений, то есть не составляли с ними неразделимой цельности и единства.

Смена рабовладельческого (в России общинно-вечевого) строя с феодально-крепостническими хозяйственно-экономическими отношениями, можно сказать, никак не повлияло на форму государственной власти: монархия в различных её типах и видах, оставалась основной формой государственного устройства абсолютного большинства стран Европы и Азии. По-настоящему, принципиально и основательно, монархия стала мешать только капиталистическим финансово-экономическим отношениям. Однако совсем не потому, что она была единовластием-самодержавием, а потому, что монарх (император, царь, король) по христианскому государственному уложению был Помазанником Божьим. При вступлении на престол над ним совершалось таинство Миропомазания и, будучи помазанным на царство,  Государь принимал и нёс перед Богом ответственность за хранение и соблюдение в государстве христианских духовно-нравственных ценностей, за исполнением врученным ему Богом народом христианских моральных норм и правил личного и общественного поведения.

Православная монархия стала мешать навязыванию русскому народу всеобщего духа наживы, который при капитализме выходит за традиционное для предшествующих укладов взаимосвязей купли-продажи и другие торгово-хозяйственные отношения и становится главной и ведущей установкой личной и общественной жизни. Деньги и другие материальные блага стали превращаться в самодостаточную духовную ценность и вытеснять христианские нормы из повседневной народной жизни, особенно из бедного социального слоя.  На пути этой усиливающейся мировоззренческой подмены стояло государственно-церковное устройство православной державы во главе с Царём-самодержцем.

«Жид и банк, - писал Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя», - господин уже теперь всему: и Европе, и просвещению, и цивилизации, и социализму; социализму особенно, ибо им он с корнем вырвет Христианство… Революция жидовская должна начаться с атеизма, так как евреям надо низложить ту веру, ту религию, из которой вышли нравственные основания, сделавшие Россию и святой и великой!» Так и случилось. Поэтому коварной и хитроумной ложью являлись утверждения так называемых марксистов, что самодержавие, как форма государственного строя было препятствием к введению справедливых общественно-экономических отношений. На самом деле именно православие в качестве государственной религии России и православный Царь-Государь были главным и непреодолимым препятствием в замене религиозно-духовных ценностей, исходящих от Бога,  на атеистическую систему нравственных норм и правил, придуманных самими людьми. Апофеозом этого духовного творчества в Советском Союзе стал пресловутый «Моральный кодекс  строителя коммунизма». Этот нравственно-назидательный выкидыш – лучшее из всего, что родило атеистическое мракобесие в этой области; далее следует одобрение пидерастии, кровосмешения и прочих ЛГБТ- уродств, но тогда, в начале  XX века, чтобы устранить православие в качестве духовно-нравственной основы личной, общественной и государственной жизни, нужно было сначала ликвидировать само самодержавие как христианскую форму государственного правления. И совсем не социализм на правах ведущей, господствующей общественно-политической мысли сверг самодержавие в феврале 1917 года. Это сделали жидо-масонские антихристианские силы, орудовавшие внутри капиталистической общественно-экономической формации повсюду в мире, в том числе и в России. Да и потом в нашей Гражданской войне социализм в образе нового общественно-экономического устройства боролся не с монархизмом (его сторонников, кстати, в Белом движении практически не было), а с социальной несправедливостью и аморальностью капиталистических производственных и общественных отношений. Кажется у Л. Троцкого где-то была фраза, суть которой следующая: «Если бы белые выдвинули идею нового, Крестьянского Царя, то победа красных в Гражданской войне стала бы невозможной». Понимая эту – потенциально смертельно опасную для них и одновременно, объединяющую абсолютное большинство русского православного народа идею самодержавного Царя, жидо-большевистским кагалом был ритуально убит Государь-Мученик Николай Александрович, Его жена-Царица и Царственные Дети.

Безусловно, нельзя отрицать взаимосвязь самодержавия и капитализма в царской России. Но избавляясь от античеловеческого, антихристианского, буржуазного строя в октябре 1917 года, мы вместе с грязной водой капиталистической эксплуатации выплеснули и ребёнка -  идею православной социалистической монархии.  Одним из первых возможность возникновения и шествия по России этого своеобразного и непривычного, а потому кажущегося надуманным и причудливым явления – православного христианского социализма – почувствовал и выразил уже в январе 1918 года Александр Блок в своей поэме. 12 революционных солдат, уподобленных поэтом апостолам, хоть сами «идут без имени святого» и в сторонке затаился за сугробом «невесёлый товарищ поп», имеет шаг державного предназначения, а перед ними:

«Впереди с кровавым флагом,

  и за вьюгой невидим,

  и от пули невредим…

  В белом венчике из роз –

  впереди – Исус Христос».

Осмысливая ещё дореволюционное общественное отношение в цикле «Страшный мир», великий русский поэт написал потом в Предисловии к поэме «Возмездие». «Я помню очные разговоры, из которых впервые вырастало сознание нераздельности и неслиянности искусства, жизни и политики… Именно мужественное веяние преобладало: трагическое сознание неслиянности и нераздельности всего – противоречий непримиримых и требовавших примирения».

Отмеченные А. Блоком нераздельность и неслиянность духовного начала в искусстве, социально-экономического – повседневной жизни и самой политики в полной мере отразились в роли и характере идеи социализма в российских революционных событиях. Нераздельность этих начал проявляется при их практическом осуществлении в общественно-политической деятельности  людей, общества и государства; неслиянность – в их самостоятельной сущности и внутренних, имманентных свойствах каждой из указанных сфер человеческого бытия.

Сейчас можно только предполагать, какие противоречия поэт относил к непримиримым, а какие, по его мнению, требовали примирения. А. Блок обладал глубоким религиозным мироощущением. (Строки стихотворений «На смерть младенца»:  «…Над младенцем, над блаженным, скорбеть я буду без Тебя.» - парадоксально только подтверждают жизнь поэта с Богом в душе). А учитывая отторжение Блока буржуазного «страшного мира», именно соединение христианства и социализма привело к появлению заключительной мысли-строки в первой поэме «Революция»: «Впереди – Исус Христос». Блок ощутил и прочувствовал христианство социализма и не видел в их сочленении ничего противоестественного. Однако русский социализм, к несчастью, пошёл по атеистическому, а не по христианскому пути. Но это, как говорится, другая история.

Когда во время революций 17 года социалистическая идея сыграла три разных по значению роли в трёх важнейших сферах государственной и национальной жизни России. Свою главную и сущностную роль социализм сыграл в экономической сфере, где им была выполнена цивилизационно-прогрессивная задача - смена общественно-экономической формации на социалистическую систему хозяйства, основанную на общественной собственности на средства производства, землю, недра, воды, леса, а также средства транспорта, связи, банковское дело и другие важные отрасли народного хозяйства. В двух других сферах человеческого бытия – в духовной и политико-государственной – социализм взялся за чуждые ему по его родом и сущностным основаниям, потому и непосильная для него задача; он вторгся в области, где действуют и правят не хозяйственно-экономические, а совершенно иные законы. Экономический детерминизм Маркса – основы государственной идеологии КПСС и СССР – погубил Советский Союз. Выводя всеобщую причинную обусловленность, взаимосвязь и закономерности развития человеческого общества из экономики и, будучи неспособным осознать и занять своё место в общем цивилизационном процессе, он не позволил увидеть опасности, таящейся в других сферах, и провести жизненно необходимые изменения в так называемой «надстройке», которая на самом деле всегда была, есть и будет началом начал в жизни государства, общества и каждого человека.

По этой причине в духовной сфере социализм, пытаясь своими суррогатами заменить нравственные категории и законы, исходящие от Бога, деформировал мораль позднего советского общества (раннее ещё по традиции имело религиозное мироощущение). В конечном итоге советское общество и в духовном плане стало обществом потребления, хоть и социалистического по своим материальным источникам. В итоге социализм стал восприниматься, как первопричина устранения православия из духовной жизни государства, общества и человека. Будучи лишь инструментом в идеологической борьбе.

Аналогичную инструментально-прикладную задачу социалистической идеи выполнила в политической сфере, устранив из общественного сознания и национальной деятельности саму идею самодержавной государственной власти, искусственно и ложно связав понятия монархической формы правления только с капитализмом.

На основании выше изложенного можно сделать вывод. Противопоставление, а тем более непримиримость, антагонистичность социализма и монархизма следует считать во многом надуманными. Монархия в качестве формы государственной власти ан протяжении всей человеческой истории соединялась и в разных своих типах сопрягалась со всеми существовавшими общественно-экономическими укладами и нет никаких основания полагать, что её последующее соединение – в виде монархии и социалистического уклада народного хозяйства – невозможно по каким-то принципиальным соображениям. Более того, историческое продолжение совмещения самодержавной монархии теперь уже с новой, прогрессивной, многоукладной экономикой социализма в условиях антихристианской транснациональной финансово-экономической глобализации является не только возможным, но и вполне целесообразным и крайне желательным, как по религиозно-духовным, так и по политико-экономическим основаниям. Только православная, самодержавная, социалистически-народная Россия сможет выстоять и победить мировое зло в наступившем тысячелетии. Таковые, тезисно, мои доводы в пользу православного народно-монархического социализма, как истинного русского образа жизни и необходимого для русского национального развития политического течения, а так же в защиту объединения будущей монархической государственности России с социалистическим многоукладным народным хозяйством. Готов принять контраргументы и подискутировать по этому вопросу. Думаю, что это будет полезным для нашего общего дела.

Честь имею

полковник Квачков  02.10.2014 г.

Источник: http://shturmnews.info/content/o-neobhodimosti-soedineniya-idey-monarhizma-i-socializma-v-budushchem-russkom-obraze-zhizni

Категория: Минин О.М. | Добавил: Дмитрий (16.01.2015)
Просмотров: 247 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz