Меню сайта
Категории раздела
Важно [1]
Прочтите. Информация которую Вы должны знать. [0]
ОБРАЩЕНИЕ К ВАМ. [9]
История в настоящем [1]
Создание Социалистической Духовной партии. [0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

ТРЁХГОРНАЯ МАНУФАКТУРА, МОСКВА

(1799–201?)

ОАО «Трёхгорная мануфактура» (до 1936 года – Товарищество Прохоровской Трёхгорной мануфактуры, с 1936 по 1992 год – «Трёхгорная мануфактура» им. Ф.Э. Дзержинского) – старейшее московское текстильное предприятие, основанное в конце XVIII века. Было расположено между улицами Родчельская, 1905 года и Краснопресненской набережной.

В 1799 году купец Василий Прохоров и мастер красильного дела Фёдор Резанов основали в Москве ситценабивную мануфактуру, которую назвали Трёхгорной по названию местности. Позднее Василий Прохоров выкупил у компаньона его долю и стал единоличным владельцем фабрики.

С конца 1830-х годов Прохоровым было присвоено потомственное почетное гражданство, а последний владелец фабрики Николай Иванович Прохоров в 1912 году был возведен в потомственное дворянское достоинство.

После Октябрьской революции фабрика была национализирована, но к нормальной работе смогла приступить только в 1920 году. В 1936 году ей было присвоено имя Ф.Э. Дзержинского. За годы советской власти предприятие стало ведущим в своей области: оно неоднократно переоснащалось новейшей техникой. Пик производительности был достигнут в 1980-х годах – 200 миллионов метров различных тканей.

В настоящее время мануфактура переводится на новую площадку. Основное ткацкое производство уже работает в городе Гаврилов-Ям Ярославской области. В Москве пока еще остается прядильное и отделочное производства, а также коммерческий отдел, дизайн-центр и администрация.

Источник: Википедия

«Как известно, структуры Олега Дерипаски приобрели треть акций предприятия в 2006 г. при условии сохранения и развития уникального российского производства. Фабрика хорошо пережила 1990-е: бренд "Трёхгорка" был популярен, отличное швейцарское оборудование позволяло делать отличную ткань, а коллектив художников, дизайнеров и технологов, где были и опытные кадры, и молодежь, блестяще обеспечивал привлекательность этой ткани.

Причем сам муж Юмашевой заявлял, что эти 14 га у Белого дома для него – сущая пыль, а хочет он просто поднять российский текстиль...

Именно под нытье про спасение российского производства в 2008 г. структуры Дерипаски получили огромную государственную помощь, спасшую Олега margin call Владимировича от заслуженного банкротства.

Затем ситуация изменилась – в Москве новый мэр, да и вообще – какое на фиг производство, тут надо быстро денег заработать. В общем, в рамках «развития» был привлечен десант юристов и менеджеров из провинции, главной задачей которых, видимо, стало уволить всех. Начали с художников и технологов – предлагали писать по собственному желанию, "иначе всё равно по статье уволим". Затем пришел черед оборудования – уникальные станки фирмы Rieter , которые всё время хотели выкупить пакистанские, индийские и узбекские текстильные группы, решили просто быстро демонтировать, а всем прядильщицам выдали уведомления об увольнении.

Ликвидация прядилки – это конец Трёхгорки, она будет пригодна лишь для упаковки дешевой китайской ткани в русские коробки с гордой надписью. Одновременно встанет комбинат в Гаврилов-Яме – градообразующее предприятие в райцентре Ярославской области, который Трёхгорка обеспечивала сырьем. Но эти мелочи не угнетают великого алюминиевого комбинатора. Его задача на сегодня – сломав производство на Трёхгорке и сконцентрировав весь пакет акций (на данный момент – около одной трети), сделать вид, что всё случилось само собой и нет другого выхода, кроме как построить офисно-жилой комплекс с лофтами в здании старинной фабрики. Сейчас там уже открылся гламурнейший бассейн с фитнес-клубом и функционирует другой ценнейший объект – офис «знатной ткачихи» Полины Валентиновны Дерипаски-Юмашевой. В дальнейшем для развития русского текстиля с губернатором Ярославской области согласован вопрос о завозе в Гаврилов-Ям по квоте нескольких сотен граждан Вьетнама.

Работники фабрики вместе с руководителями производства пытаются протестовать против разрушения одного из старейших предприятий России, выходят на пикеты, но… При нынешней власти вряд ли что-то можно изменить.

Тем не менее публикуем ссылку на сайт «Спасем Трёхгорку» и пожелаем его энтузиастам всяческих успехов.

Источник: http://spasem-3hgorku.livejournal.com/268.html

от 24 мая 2011 года

Комментарий: Мы уже писали об аналогичной ситуации с «Динамо». Увы! И еще один легендарный уникальный завод России, «Трёхгорная мануфактура», близок к окончанию своей славной истории. И не надо тешить себя и других иллюзиями по поводу того, что, даже добросовестно перевезя оборудование в другой город, можно сохранить уникальные кадры и дух предприятия. Кто-то, может быть, и захочет переехать из Москвы в Гаврилов-Ям. Однако, наверное, даже Дерипаске и его высокому покровителю Путину понятно, что таких будет не очень много, ломай людей через колено или ласково их упрашивай. Это системная ошибка.

Впрочем, наши правители удивительно экономически невежественны, хотя и очень самоуверенны. Выучив несколько фраз из «экономиксов» о том, что американцы легко переезжают из города в город в поисках лучшей работы и заработка, они сочли, что такую же замечательную штуку можно изобразить и в России, на все лады повторяя тезис о «мобильности» рабочей силы.

Ну вот хотя бы такой аргумент можно же было учесть. Советские мега-проекты (как и американская мобильность) строились в условиях достаточно стабильного демографического роста, и каждый год количество молодых людей, приходящих в промышленность, если не увеличивалось, то по крайней мере не падало.

Сейчас мы имеем состояние демографической пропасти. В следующем году (в основном благодаря усилиям Ельцина и К 0 в начале 90-х годов) на производство, в вузы и Вооруженные силы придет на 600–700 тысяч молодых людей меньше, чем, скажем, даже еще в 2010 году, не говоря уж про советские времена. А ведь именно молодые наиболее мобильны. Пенсионеры же, которых, допустим, можно упросить задержаться на производстве, отнюдь к переездам не склонны: квартира, дачный участок, поликлиника, друзья, дети, внуки. Вот и приходится «эффективным» менеджерам, не склонным к предварительному системному анализу, завозить вьетнамцев и китайцев.

В целом же объем производства в текстильной отрасли в России в 2010 году едва-едва дотягивает до 35 процентов от уровня 1990 года. А ведь российский рынок продукции легкой промышленности составляет около 3 трлн. рублей. Это самый большой рынок после продовольственного. И благодаря своей быстрой оборачиваемости он мог бы стать финансовым локомотивом для экономики.

И еще раз – увы! Благодаря «мудрой» экономической политике правительства лишь 20–25 процентов этого рынка занято отечественными производителями. Всё остальное – легальный и нелегальный импорт.

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ РАДИОЗАВОД,

Комсомольск-на-Амуре

(1993–2009)

ДРЗ «Авест» – было одним из наиболее современных предприятий радиоэлектронной отрасли в России. Создано в 1993 году на Комсомольском-на-Амуре авиастроительном производственном объединении (КнААПО), на базе цеха по производству прицельных радиолокационных комплексов в рамках конверсионной программы. С 1996 года завод выпускал бытовую технику под брендом «Авест». В 2003 году, после приватизации КнААПО, ДРЗ был выведен в самостоятельный актив, имеющий стопроцентную «дочку» – ОАО «Производственно-торговая компания «Авест» (г. Хабаровск). Стал одним из крупнейших радиоэлектронных предприятий на востоке России. Активно внедрялся на рынок, ведя сборку из китайских, японских и корейских комплектующих

Затем, с целью сокращения затрат на логистику, порядка 35% производства телевизоров было переведено на производственные площади в Биробиджане. В 2005 году продукция «Авеста» занимала по продажам телевизоров 5,6% рынка Хабаровского края, DVD-техники – 15,9%, стиральных машин – 7,86%. Выручка от продаж в 2005 году составила почти 900 млн руб. В декабре 2004 года генеральный директор ОАО «ДРЗ «Авест» Александр Микрюков за успехи в развитии промышленности получил правительственную награду – орден «Национальная слава». Однако в конце марта 2006 года полномочия Александра Микрюкова были приостановлены, а сам завод был признан находящимся на грани банкротства, и вскоре на нем было введено внешнее управление. В начале 2006 года прокуратура Комсомольска-на-Амуре возбудила в отношении руководства предприятия два уголовных дела.

В 2007 году завод сменил собственника, а в 2009 вошел в процедуру банкротства.

ВЕЛОЗАВОД, Йошкар-Ола

(1950–2006)

Возник как дочернее предприятие крупного оборонного предприятия – Йошкар-Олинского механического завода. Выпускал популярные в СССР велосипеды под марками «Салют» и «Альтаир». В лучшие годы выпуск доходил до 800–900 тысяч в год.

Был признан банкротом еще в 2001–2002 годах и прекратил свое существование в 2005–2006 годах, хотя, возможно, де-юре продолжает свое существование в виде какого-нибудь ОАО или ЗАО.

ВЕЛОЗАВОД, Нижний Новгород

(1940–2007)

«История Нижегородского велозавода достаточно показательна. Он строился в 1940 году как цех Горьковского автозавода по выпуску ширпотреба, в частности педальных детских автомобильчиков. Но началась война, и завод стал выпускать мины. Потом предприятие еще не раз меняло профиль. С 1956 по 1996 год единственной продукцией завода был велосипед "Школьник", претерпевший за 40 лет всего лишь одну модернизацию – в 1979 году. В середине 90-х Нижегородский велозавод пережил затяжной кризис – рынок отказывался принимать доисторический "Школьник", а на самом предприятии один "красный" директор сменял другого».

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/313077

До 2002 года велозавод в Нижнем Новгороде производил велосипеды «Школьник».

 

Нижегородский арбитраж продлил конкурсное производство в ОАО "Велозавод" до 24 июля

Арбитражный суд Нижегородской области 18 января принял решение о продлении на полгода, до 24 июля 2007 г., конкурсного производства в ОАО "Велозавод" (Нижний Новгород, производитель велосипедов, дочернее предприятие ОАО "ГАЗ" (GAZA)), сообщили ПРАЙМ-ТАСС в понедельник в суде.
Конкурсное производство продлено в связи с тем, что предприятие еще не сформировало конкурсную массу.

Как сообщалось ранее, арбитражный суд Нижегородской области 24 января 2006 года ввел процедуру конкурсного производства сроком на 1 год в ОАО "Велозавод". Конкурсным управляющим был назначен член некоммерческого партнерства саморегулируемой организации арбитражных управляющих "Евразия" (Нижний Новгород) Валерий Торгашев, который до тех пор являлся временным управляющим завода. Как сообщал ПРАЙМ-ТАСС ранее В. Торгашев, процедура банкротства была инициирована самим должником. На момент введения конкурсного производства кредиторская задолженность ОАО "Велозавод" составляла 56 млн руб., в том числе 8 млн руб. – по налогам и сборам, 3,8 млн руб. – кредиторская задолженность 1-й очереди (долг по страховым выплатам работникам завода). Основным коммерческим кредитором предприятия являлось ОАО "ГАЗ" (80 проц. конкурсной кредиторской задолженности).
Процедура наблюдения в ОАО "Велозавод" была введена 22 июня 2005 г. За период временного управления было реализовано имущество на сумму 2 млн руб., которые направлены на выплату выходных пособий и зарплаты. ОАО "Велозавод" с октября 2004 г. фактически не ведет производственную деятельность. Сейчас на предприятии работает 35 человек».

Предприятие фактически прекратило свое существование уже в 2007 году.

ПЕРМСКИЙ «ВЕЛОЗАВОД»

(1939 – 2006)

В любом подарочном издании, посвященном Западному Уралу, можно найти фразу о том, что Пермь – велосипедная столица России. Велосипед "Кама" пермского производства давно стал одним из самых популярных и любимых видов транспорта на просторах бывшего СССР. А сам велозавод, основанный в 1939 г. на базе Владимирского граммофонного завода, является одним из главных символов Перми. С 1956 г. завод специализируется на выпуске велосипедов, производство которых было передано ему Горьковским автозаводом.

В лучшие годы на предприятии производилось до 400 тысяч велосипедов в год, причем это было производство полного цикла – все комплектующие были отечественными.

«Носивший в советские годы гордое имя Октябрьской революции, пермский велозавод называется ныне коротко – ОАО "Велта". Сегодня "символ Перми" медленно агонизирует, наводя ужас на горожан. Последние четыре месяца генеральные директора на "Велте" менялись как перчатки: всего их за это время было около десяти. Некоторые из них успевали проработать в должности меньше суток. Другим повезло больше: они смогли удержаться в руководящем кресле от нескольких дней до месяца.

Сейчас на "Велте" работают 3400 пермяков. Заработанных честным трудом денег они не видели уже очень давно. Общая сумма долгов по зарплате превышает сегодня 30 млн. руб. После того как в октябре прошлого года был снят очередной генеральный директор, пообещавший постепенно погасить долги, рабочие велозавода перекрыли пермские улицы и остановили движение транспорта. Многие тогда сразу вспомнили прежнее название завода – имени Октябрьской революции. В тот раз каждому рабочему выплатили по 500 руб. Говорят, что на это ушла вся наличка из заводской кассы.

Потом были многолюдные пикеты рабочих у областной и городской администраций. Такого массового протеста Пермь не видела давно. Последний раз нечто подобное происходило несколько лет назад, когда банкротился химический завод "Камтэкс" и протестовали рабочие предприятия "Машиностроитель". Но "велосипедные" волнения по масштабам значительно обошли всё то, что было до них.

От "Велты" напрямую зависит жизнедеятельность трех микрорайонов Перми, в которых проживают около 80 тыс. человек. Тепло и горячая вода поступают в их квартиры через котельную "Велты". Минувшим летом газовики из-за долгов вынуждены были прекратить подачу голубого топлива на велозавод. В итоге все три микрорайона на длительное время остались без тепла и горячей воды. Словом, район "Велты" на карте Перми является точкой повышенной социальной напряженности».

Источник: http://www.ng.ru/regions/2002-02-12/5_bicycle.html (2002 г.)

«Аукцион по продаже акций ОАО «Пермский велосипедный завод» не состоялся. Как сообщила <Компаньону> конкурсный управляющий ОАО «Велта» Мария Леонгардт, на участие в торгах не поступило ни одной заявки.

К торгам предлагался 100%-ный пакет акций дочерней компании ОАО «Велта» по начальной цене 125 млн руб.

Пермский велозавод выставляется на продажу уже третий раз. Предыдущие торги были отменены по причине отсутствия заявок.

Как говорит Леонгардт, продажа акций ПВЗ – единственная надежда кредиторов вернуть хотя бы часть долгов. Общая кредиторская задолженность «Велты» без пеней и штрафов составляет 753,6 млн руб. Завтра кредиторы «Велты» должны будут назначить новую дату проведения торгов.

«Пермский велозавод» будем продавать до упора», – заявила конкурсный управляющий».

Источник: http://novosti.perm.ru/news.php?news_id=4160

Целиком велозавод покупать никто не захотел, имущество пошло в розницу, цеха отдельно, котельная отдельно, оборудование отдельно. Судьба предприятия была предрешена, и в 2005–2006 гг. Пермский велозавод, носивший к этому времени название «ОАО «Велта», прекратил свое существование.

Комментарий: До 1991 года СССР был третьей-четвертой в мире державой по производству велосипедов. Общее производство исчислялось цифрами от 7 до 9 миллионов штук в год, из них 4,5 – 5 млн. – в России. Крупнейшими заводами были Харьковский (производивший велосипеды «Украина», «Турист»), Минский («Аист»), Пермский («Кама»), Йошкар-Олинский («Салют», «Альтаир») и Нижегородский («Школьник»). Продукция советских велосипедных предприятий активно покупалась за рубежом, в том числе в Китае. До середины 90-х годов на территории РФ работало 9 крупных велосипедных заводов (в Перми, Свердловске, Горьком и т.д.). Конкуренция с китайцами привела к закрытию флагманов советского велостроения – заводов в Перми ("Кама", "Урал"), Йошкар-Оле ("Салют") и других городах.

И это при том, что наши города плохо приспособлены для велосипедного транспорта. Да и климат у нас достаточно специфический – 6 – 7 месяцев в году на велосипедах ездить не очень комфортно. Тем не менее в сельской местности, в небольших городах, особенно на юге, велосипеды используются достаточно активно.

В настоящее время рынок велосипедов в России сейчас оценивается в 5 – 6 миллионов. Примерно 75 процентов этого рынка занято китайским импортом, а 25 процентов – «красной сборкой», то есть официальной сборкой из иностранных, прежде всего китайских, комплектующих, под собственным сборочным брендом, например «Стеллс» или «Атом». В России примерно 20 предприятий занимаются сборкой велосипедов, крупнейшими из них являются «Веломотрс», пермская компания «Стефи-Вело» и Пензенский велозавод, продолжающий выпускать велосипеды под маркой «Сура», но теперь уже из китайских комплектующих.

Тем не менее, увы, можно констатировать, что собственное производство велосипедов полного цикла в России уничтожено. Что касается сборки, то на территории России легально и полулегально собирается до 1,2 – 1,4 млн. штук велосипедов, что составляет примерно 30 процентов от советского уровня.

Словом, на примере велосипедной промышленности, как и на примере часовой, хорошо видно: даже успешные и вполне конкурентоспособные на мировых рынках отрасли были полностью уничтожены или сведены к нулевым уровням непрофессиональными действиями властей и безграмотной экономической политикой, проводимой в 1991 – 2011 гг.

* * *

Небольшая поправка. В Перми завод, выпускавший велосипеды «Кама», назывался АО "Велта", бывший оборонный завод им. Октябрьской революции.

Завод же, точнее, фабрика "Кама" выпускала фортепьяно. Уничтожили оба завода не при Путине, а при Ельцине.

«Велту» развалил гендиректор Малмыгин. Сначала снизил оборонку с 45 до 3 процентов – ну, это Кремль скомандовал. Кстати, это единственный завод, про который я лично не могу сказать, что знаю, что на нём производили. Так же говорили и рабочие: "Мы сами не знаем, что производим". Малмыгин навязал акционирование и попытался уволить 1500 человек. Этому воспрепятствовали мы, призвав к забастовке. Но это не уберегло завод от краха. Сразу же после проявления нашей активности нашу ячейку на «Велте» уволили всю целиком (инженера ООТИЗ А. Карелина увольняли четыре раза, три раза нам удалось восстановить его по суду).

Затем Малмыгин закупил оборудование в Германии для производства джипов. Джипы получались дорогие и некачественные, оборудование Малмыгин продал обратно в Германию... своему сыну, по дешевке.

Производство велосипедов было Малмыгиным поставлено так, что в середине 90-х "Каму" было дешевле купить в Оренбурге, чем в Перми, хотя зарплату выдавали велосипедами.

Далее в материале идет ссылка на материал «НГ» от 2002 года.

К этому времени вместо завода – сплошь мелкие фирмочки, торгующие товарами народного потребления, в том числе велосипедами. А само производство велосипедов было перенесено в село Фролы. Потом и оно было ликвидировано.

Два года назад, перед выборами, Александр Бойченко, депутат Законодательного собрания, торжественно пиарился насчет открытия нового цеха своего ЦБК. А на самом деле просто он прикупил один из брошенных корпусов «Велты», причем цех далеко отстоит от источника воды.

Но «НГ» напутала – этот завод никогда не был символом Перми, ведь никто не знал, что он делает. Символом был завод Ленина, "Мотовилихинские заводы". А велосипед "Кама" никогда не ценился, качество плохое, цена высокая.

Какие, к черту, зарплаты в 500 рублей в 2001 году? 300 рублей были чем-то похожим на деньги (примерно половина МРОТ) в 1996-м. А ведь потом еще был дефолт. В 2001-м был вялый пикет-митинг всех оборонных предприятий у областной администрации, человек сто от силы. Принимал пикетчиков Тушнолобов, кажется, тогда вице-губернатор. Рабочие жаловались на то, что из той же «Велты» оборудование, цветные металлы, спицы для велосипедов вывозятся вагонами. На что Тушнолобов резонно замечал: "Так ведь от вас заявлений нет, мы бы и рады задействовать прокуратуру..."

Но рабочие боялись увольнений. А "улицы", точнее, магистраль перекрывал другой завод, "Машиностроитель", которому задерживали зарплату. И это перекрытие было инициировано нами, объединением "Рабочий".

«Камтекс» тоже не банкротился, «НГ» и тут полностью вне темы – шла война за контрольник между старым гендиректором Зенковичем и компанией "Эрсон" во главе с Пантелеевым, Закоптеловым и др. Рабочих угрозами заставляли примыкать к группе Пантелеева. Причем ситуацию создал сам "красный директор" Зенкович: ведь в результате акционирования 98% акций было в руках администрации завода, 2% – у трудового коллектива.

Никаких особо выдающихся протестов тоже не было. Был создан продиректорский стачком. Но когда выяснилось, что Зенкович не хочет идти навстречу требованиям рабочих, то есть вернуть завод из акционированного в казенное состояние, активность стачкома спала. Был митинг у проходных завода, организованный всеми компартиями, человек 300. Мы предложили объединить протест, проехав на грузовичке по всем заводам Перми, ведь там тоже ситуация была аховая. Вняли, что удивительно! Проехали. С нулевым результатом. В общем, как у Ю. Фучика: "Когда пришли за мной, заступаться было некому – всех уже взяли..."

Пантелеев, придя к власти, повысил в полтора раза цену на фталевый ангидрид и закрыл прорву производств. Естественно, завод просел, но никто его банкротить не собирался. Потом Пантелеев и Закоптелов бросили предприятие. Закоптелов сейчас – видная шишка международного масштаба, организует вояжи шахматиста Карпова... А завод – в руках Иванова, бывшего таксиста, «авторитетного бизнесмена».

К списку могу добавить по Перми: при Путине был уничтожен лакокрасочный завод, оборонный завод им. Дзержинского (масляные сепараторы для всего флота, в том числе военно-морского, охлаждающие системы для подлодок и пр., плюс мелкосерийное производство – мотопил); начавшим интенсивный развал гендиректором был член «ЕР»...

При Путине численность работников "Мотовилихинских заводов" сократилась с 10 тысяч до 3 тысяч, "Пермского моторостроительного завода" – с 15 тыс. до 7 тыс., и цеха продолжают сокращать.

В упадок пришли НПО им. Кирова (Пермский пороховой завод) и НИИПМ, единственные в стране, производящие топливо для ракет морского базирования (кстати, из 15 пороховых заводов в РФ осталось только 3, на 2 оставшихся положение еще хуже, чем в Перми).

При Путине почил в бозе завод АДС (автоматическая дальняя связь), ныне "Морион". Там сегодня продают автомобили.

При Путине "Галоген" и ГИПХ утратили оборонное значение.

При Путине был продан торгашам самый крупный корпус оборонного электроприборного завода, Китаю и Индии проданы технологии производства оптоволоконных гироскопов, которые производит завод; численность работников завода стала менее 1000 человек.

При Путине исчезло оборонное КБ "Темп" при Пермском политехническом институте.

При Путине добили судоремонтный и судостроительный заводы.

При Путине Пермь лишилась практически всех портов, речного и смешанного флота. В здании Камского речного пароходства – выставочный зал для нового "искусства", торговые точки.

При Путине было уничтожено ВКИУ – Высшее командно-инженерное училище (ракетчики).

Это региональный центр, еще хуже ситуация в Пермском крае.

Борис ИХЛОВ,

Далее :    http://edinaiarus.ucoz.ru/index/unichtozhenie_promyshlennosti_7/0-25

 

 

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz